Юлия Шиловских хочет добиться справедливости в споре с чиновниками, загнавшими ее в огромные долги из-за неопределенностей в федеральном законе о госрегистрации недвижимости.

– Даже если продать квартиру-хрущевку, на погашение не хватит. Насчитали почти 4,5 миллиона рублей за аренду шести соток и 2,8 миллиона пени, – сокрушается она. – В апелляции удалось уменьшить лишь неустойку до 410 тысяч: раз я считалась собственником земли до 9 июля 2018 года, то не могла знать про обязанность платить аренду. Я уже пенсионер, ветеран труда, но продолжаю работать: на стройку ушли все накопления. А теперь могу лишиться и этого дома, и другого имущества.

Перед выходом на пенсию супруги-инженеры Юлия Шиловских и Вадим Цукило решили из центра мегаполиса переехать на природу. У них уже было десять соток в поселке Шувакиш. Рядом пустовали еще шесть, так называемые неразграниченные земли. Семья искренне считала: эти замусоренные 600 метров вдоль дороги никому не нужны, проехать туда можно лишь через их территорию, электричество провести – тоже. Но на торги за право аренды заявилось еще четверо. Как стало известно позже, земельные спекулянты, они взвинтили цену со 114 тысяч до 1,5 миллиона рублей в год. Шиловских решила рискнуть: подписать по сути кабальный договор аренды и быстро возвести дом из СИП-панелей по канадской технологии. Тогда можно будет выкупить участок по льготной схеме, всего за 1,5 процента от кадастровой стоимости.

Перед тем, как начать стройку, сходили на платную консультацию в областное БТИ.

– Там объяснили: в жилом здании должен быть фундамент, крыша, пол, стены, окна и двери, то есть замкнутый тепловой контур, – вспоминает Вадим Цукило. – Кроме того, следует подвести электричество. Вода может быть привозная, удобства – на улице.

Электрокабель протянули еще до выставления лота на торги, а коробку на фундаменте из винтовых свай подрядчики подняли всего за 100 дней. Дом получился в 60 квадратных метров, отапливался настенными электроконвекторами. Санузел сначала поставили во дворе, воду привозили, попозже пробурили скважину, сделали туалет-септик и ванну.

За те 100 дней, что продолжалась стройка, Юлия аренду заплатила – около 415 тысяч рублей. Зарегистрировала дом в Росреестре по “дачной амнистии” и заключила 4 апреля 2016 года договор на льготный выкуп земли с министерством по управлению госимуществом Свердловской области (МУГИСО). У его сотрудников вопросов, жилой дом или нет, не возникло. Они даже не выезжали на участок, мотивируя тем, что при упрощенном порядке этого и не требуется.

А через год мэрия Екатеринбурга провела проверку и составила акт, что объект непригоден для проживания: нет канализации, отопления, вентиляции, электричества. Юлия утверждает: сотрудники земельного комитета приходили, когда никого дома не было, заключение сделали, заглянув в окна. О проверке семья узнала, лишь когда администрация подала иск.

Удивительно, но судебная экспертиза подтвердила: на момент выкупа участка дом был нежилым. Как пришли к такому выводу спустя два года? А просто взяли за основу все те же акты земельного комитета. Альтернативную оценку, заказанную Юлией, судья не приняла, поскольку “эксперт получил информацию от ответчика”. В итоге мэрия добилась того, что сделку Шиловских с МУГИСО признали недействительной. Отношения вернули в формат аренды, начала капать просрочка.

Почему же один орган власти противоречит другому? Дело в том, что в 2015 году Заксобрание региона лишило Екатеринбург градостроительных полномочий под девизом борьбы с коррупцией. Но сделало это частично: до 2019-го неразграниченными землями в городе распоряжалось МУГИСО, а земельно-архитектурный надзор и сбор аренды по-прежнему оставались у мэрии. Юлия Шиловских – не единственная, кого заподозрили в нечестности, всего было 28 исков. Большую часть мэрия выиграла. Начальник отдела подготовки правоустанавливающих документов земельного комитета Наталья Турыгина тогда пояснила “РГ”, что признаки мошенничества выявили в действиях трех человек, ими занялась полиция. Что касается остальных, то “они осознавали, что поступают неправильно, пытаются схитрить, чтобы побыстрее выкупить участки”. МУГИСО в судах заняло пассивную позицию.

В июле 2018-го облсуд вынес решение в пользу мэрии, а сентябре в Екатеринбурге поменялся градоначальник. В надежде, что он проявит человечность, Шиловских записалась на личный прием. После встречи Юлия действительно смогла получить уведомление, что ее дом соответствует всем градостроительным нормам, после чего повторно оформила его и землю в собственность. А вот долг никто не списал. Более того, выставили новый иск: за аренду участка с апреля 2016-го по апрель 2019-го, плюс пени.

На вопрос “РГ”, зачем, ведь очевидно, что человек не в состоянии погасить сумму, юристы мэрии ответили: мол, суд выслушает все доводы и если найдет основания для списания в порядке ст. 47.2 Бюджетного кодекса, то спишем. При этом они знали, что по Бюджетному кодексу безнадежной считается только задолженность со сроком исковой давности свыше пяти лет или при отсутствии у должника средств на процедуру банкротства. Получается, лукавили? В аудиофайле, который горожанка передала в редакцию, чиновник говорит Юлии: “Просто так отозвать иск или списать долг мы не можем, прокуратура с нас спросит за бездействие. Оспорьте решение суда от 2018 года – и живите себе с богом”.

К сожалению, назвать этого человека мы не можем – запись велась скрыто. Команда в мэрии Екатеринбурга к сегодняшнему дню сменилась еще раз, но у Юлии уже не осталось никаких “розовых очков”. И это, наверное, еще более тяжелое последствие, чем долги – видеть, как люди разочаровываются в государственных механизмах. Казалось бы, что проще: пригласи Шиловских в кабинет еще в апреле 2016 года и выдай предписание, что именно надо доделать, чтобы постройка считалась пригодной для жилья? Или признай, что четыре года назад ошиблись, но нет. Суды в этический аспект истории не вникают, а вот мы можем задавать такие вопросы. Почему прокуроры, которых мы попросили проверить, нет ли в действиях администрации злоупотребления правом, даже не посчитали нужным пообщаться с Юлией? Генпрокуратура отправила запрос в областную, а там младший советник юстиции Крохалев старательно пересказал фабулу, которую мы и так знаем, и сделал вывод, что оснований для оспаривания действий мэрии нет.

Почему никто ни разу не поставил под сомнение акт обследования земельного комитета от 2017 года? Где вообще логика: в 2016-м мэрия подписывает акт сверки по платежам при досрочном расторжении договора аренды с Шиловских, то есть косвенно соглашается с льготным выкупом земли, а потом начинает проводить проверки дома и участка без ведома хозяйки?

Похвальна забота чиновников о гражданах – негоже, мол, строить дома с минимумом комфорта. Но, во-первых, это личное дело каждого. Во-вторых, в Свердловской области уйма деревень и садовых товариществ, где обычные деревянные срубы с выгребной ямой и колонкой на улице вполне себе официально считаются жильем. Допускаем, что другая сторона тоже не всегда вела себя осмотрительно, но величина наказания-взыскания явно несоразмерна “проступку”.

В Конституционном суде Юлия Шиловских оспаривает часть 7 статьи 70 и часть 11 статьи 24 ФЗ от о госрегистрации недвижимости как несоответствующие Конституции.

– Закон должен быть однозначным, понятным и четко сформулированным, чтобы любой мог предвидеть последствия своих действий, – подчеркивает юрист Тарас Телегин. – Когда Юлия заключала договор с МУГИСО, ни в Земельном кодексе РФ, ни ФЗ о госрегистрации недвижимости не было процедуры проверки уполномоченным органом того, что построено в рамках “дачной амнистии”, на соответствие конкретным характеристикам жилого дома. И у граждан обязанности доказывать соответствие объекта СНиПам тоже не было. При этом муниципальное законодательство позволяло проводить подобную проверку даже после регистрации права собственности. Разве это не подрывает стабильность в гражданском обороте? Как Юлия может защищать свои права при явно противоречивом и непоследовательном поведении государственных и муниципальных структур? И почему пробелы в законодательстве оборачиваются финансовым бременем для простого человека?

Комментарий

Светлана Карамян, юрист:

– Эта проблема касается всей страны. Гражданский кодекс не предусматривает отмены зарегистрированного права собственности, но Верховный суд указал, что подобная процедура возможна (постановление пленума ВС РФ N 10, пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.10 в ред. от 23.06.15). Тем самым повлиял на судебную практику. Чиновники заняли привычную для себя позицию: “Мы понимаем, что несправедливо, чересчур, но лучше подадим иск, чтобы к нам потом вопросов не было”. Менять здесь надо даже не законы, а их судебное толкование, при котором почему-то стало возможным лишить права собственности, просто указав, что имущество “не такое”. Не у всех есть средства на особняк, коттедж. Кроме того, технологии не стоят на месте, сегодня действительно проще, удобнее и дешевле поставить индивидуальный легкосборный дом с незаглубленным фундаментом – вся Финляндия и Швеция так делает. СНиПы – это нормативный документ для проектанта, строительной бригады. Все остальное – вопрос качества жилья, и определить его должен сам владелец, а не муниципалитет. Иначе требования к ИЖС превратятся в “ценз зажиточности”.



Источник Рoccийскaя гaзетa

Нужны юридические услуги от профессиональных юристов и адвокатов в Перми , юридическая компания Юрист Пермь ( https://permyurist.ru ) – окажет вам квалифицированную помощь практический по любому юридическому вопросу.
Звоните +79582401708