Дальневосточный мед самый лучший. Это не только мое мнение, это признают и в других регионах России. Мы сравнивали, проводили дегустацию. Даже пчеловоды из Башкирии – а их товар очень ценится – нехотя согласились, что наш липовый мед вкуснее. И лабораторные исследования показывают: он чище, потому что у нас меньше предприятий, меньше обрабатывают пестицидами угодья, вся эта химия в соты не попадает.

Но Хабаровский край через пару лет рискует остаться без липового меда, потому что в последние годы в регионе увеличилась вырубка медоносной липы. Она “дает” продукт высокого качества, который можно использовать как лекарственное средство. Но это дерево пользуется повышенным спросом у лесозаготовителей.

В соседнем Приморье нашли решение и создали “зоны покоя” вокруг пасек, где запрещена вырубка. В Хабаровском крае пойти этим путем пока не получается. Власти региона идею не отвергают, но и воплощать в жизнь не торопятся. Чтобы ускорить процесс, мы привлекли WWF. Фонд был готов профинансировать картирование – отображение мест, где следует ограничить рубки. Но оказалось, что негосударственная структура заниматься такой деятельностью не имеет права. Работу должно проводить управление лесами. Там заявили, что для проведения картирования необходимо 1,8 миллиарда рублей. Естественно, сумма неподъемная для пчеловодов и тяжеловатая для бюджета края. Поэтому пока все осталось на уровне разговоров.

Раньше, по самым скромным подсчетам, Хабаровский край ежегодно производил около 20 тысяч тонн меда. В позапрошлом году – 1,5 тысячи, а в прошлом – всего 350 тонн. Разница огромна. А ведь мы могли бы насытить внутренний рынок и отправить товар за границу, пополнив бюджет края. Наш дальневосточный мед в свое время с удовольствием покупали за рубежом. Пользы от этого намного больше, чем от вырубки.

Липу уничтожают не только у нас, а на всей территории России. Думаю, проблему нужно решать на федеральном уровне. До 2007 года липа была запрещена к вырубке. Потом приняли новый Лесной кодекс. Сначала этот ресурс стали заготавливать в скромном объеме, а в последние годы – просто нещадно!

Пчеловодство – очень перспективное направление для округа. У него огромный экспортный потенциал

И это не единственная проблема пчеловодства в регионе. Есть большие сложности с выделением участков под пасеки. Их нужно оформить на себя. Стоимость аренды одного – от 40 до 150 тысяч рублей, а в год пчеловоду их нужно минимум четыре. При этом мы не наносим никакого ущерба лесному фонду, на­оборот, пчела – это главный хранитель леса, за счет опыления она его восстанавливает. В мире существует практика, когда пчеловодам доплачивают, чтобы они занимали определенные участки, а нам приходится самим перечислять сумасшедшие деньги. Это неправильный подход, ведь лес можно назвать легкими нашей планеты.

Мы – пчеловоды края – обращались в Совет Федерации с просьбой изменить принцип выделения участков. Обещают, что проблема будет решена. Надеемся, что здравый смысл все-таки восторжествует. Сейчас люди просто уходят из отрасли. Сокращают число пчелосемей или вообще перестают заниматься медом. А те, для кого это был единственный источник дохода, уезжают с Дальнего Востока.

Пчеловодство становится невыгодным. Закупочная цена меда от 80 до 130 рублей за килограмм. Это не покрывает расходы пасечников. При этом потребителям мед поступает по цене от 400 рублей за килограмм. Чтобы изменить ситуацию, мы пытаемся убрать посредников. Создали кооператив, который занимается реализацией. В этом году подняли закупочную цену до 150 руб­лей. На фоне других предложений наше выглядело довольно неплохо.

Проблем очень много. Поэтому хотелось бы видеть помощь от властей. Программы поддержки для пчеловодов, конечно, есть. Но в них прописано столько дополнительных требований, зачастую очень сложновыполнимых или вообще невыполнимых, что люди неохотно пользуются этой возможностью.

При этом пчеловодство – очень перспективное направление. У него огромный экспортный потенциал. Мед восстанавливает здоровье населения. Не секрет, что у пчеловодов продолжительность жизни больше средней по стране. Поэтому, например, в Японии детям в школах бесплатно выдают маточное молочко, мед. В Беларуси тоже пошли по этому пути. Ребенок в школе сам выбирает, что ему съесть – мед или сахар. И обычно ученики выбирают именно первое.

Раньше, по самым скромным подсчетам, Хабаровский край ежегодно производил около 20 тысяч тонн меда. В 2020-м у нас накачали только 350 тонн

Сахар влияет на увеличение веса человека и в целом неблагоприятно сказывается на здоровье. Мед развивает и поддерживает иммунную систему и вообще, кроме пользы, ничего не дает. Нам тоже можно было бы пойти по этому пути. И мы предложили поставлять мед в школы края. И в правительстве региона даже выразили заинтересованность. Но Роспотребнадзор посчитал, что выдавать мед школьникам нельзя. Почему? А вдруг аллергия, диатез у ребенка? Он съест, и будут проблемы. При этом многим детям нельзя употреблять, к примеру, молочные продукты. А выдавать молоко в школах никто не запрещает. Просто те дети, которым нельзя его пить, выбирают что-то другое. Так же можно делать и с медом. Неужели наши дети глупее, чем японские и белорусские, и не могут сами определить, что им можно, а что нельзя? Я считаю, это просто страх взять на себя какую-то ответственность.

Если принять наше предложение, в школьные и дошкольные учреждения на территории Хабаровского края будет поступать 300-400 тонн меда. Здравый смысл подсказывает, что это было бы выгодно и для государства, и для пчеловодов.



Источник Рoccийскaя гaзетa

Нужны юридические услуги от профессиональных юристов и адвокатов в Перми , юридическая компания Юрист Пермь ( https://permyurist.ru ) – окажет вам квалифицированную помощь практический по любому юридическому вопросу.
Звоните +79582401708