Правительство страны планирует осенью внести в Госдуму законопроект, который обяжет судовладельцев поднимать затонувший флот за свой счет. Документ вводит обязательное страхование собственников и возлагает на компании ответственность за затопленное имущество. Законопроект разработали в рамках подготовки к присоединению РФ к Найробийской конвенции об удалении затонувших судов.

Об этом заместитель председателя правительства РФ Виктория Абрамченко рассказала на совещании с главами регионов ДФО по реализации плана очистки морских портов от затонувших судов. В России, по ее словам, запущена “генеральная уборка” акваторий и ликвидация накопленного экологического вреда на суше.

– Лидеры – Магаданская область, Камчатский край и Сахалинская область. В этих регионах уже есть видимые результаты, – считает вице-премьер.

Подъем затонувшего флота – дело весьма затратное, но твердых расценок нет. Росимущество считает, что на утилизацию одного “утопленника” достаточно пяти миллионов рублей. Другие ведомства и компании называют суммы в несколько сотен миллионов.

По поручению Виктории Абрамченко администрации субъектов вместе с минтрансом, минприроды и минфином РФ создадут единую базу лежащих на дне кораблей. В нее включат перечень собственников, характеристики объектов и план их утилизации, а также список брошенных судов, у которых нет собственника и для ликвидации которых требуются деньги из федерального бюджета.

– Почему-то было принято считать затопление корабля нормальным видом утилизации, но это недопустимо, – уверена вице-премьер. – Сейчас регионы вместе с профильными ведомствами и бизнесом работают над этой проблемой. На приоритетные проекты по ликвидации накопленного вреда на суше и на море по поручению президента будет направлено 20 миллиардов рублей. Регионы и профильные ведомства должны определить перечень таких “горячих точек”, которые требуют вмешательства в ближайшее время. Самое главное – граждане должны увидеть реальный результат этой работы.

Уже начали подъем и удаление ржавого хлама из акватории бухты Нагаева в Магаданской области. Мероприятия идут в соответствии с “дорожной картой”, утвержденной главой региона Сергеем Носовым.

Есть подвижки и на Камчатке – здесь провели инвентаризацию объектов с фотофиксацией. В Авачинской бухте находится 84 плавсредства, в границах порта Усть-Камчатск – еще 68.

Администрации субъектов вместе с минтрансом, минприроды и минфином РФ создадут единую базу затопленных кораблей

– К августу будут подняты четыре судна. Хочу сказать: ни у кого из предпринимателей нет отработанной технологии подъема с глубины, и, по сути, они сейчас эту компетенцию наращивают, – объясняет положение дел губернатор Камчатского края Владимир Солодов.

На Сахалине и Курилах также предстоит очистить бухты от нескольких десятков затонувших кораблей.

– Необходимо привести в порядок акватории. Это и условие безопасности мореплавания, и забота об экологии. Уже проводим инвентаризацию затопленных судов, – отмечает глава области Валерий Лимаренко.

А еще это условие экономического развития территории. С городом-портом Корсаков у властей региона связаны амбициозные планы: здесь реконструируют набережную, модернизируют причальную инфраструктуру. И затопленные в акватории суда выступают серьезной помехой. Навести порядок здесь пытались и раньше, но дело кончилось тем, что надводную часть кораблей, которую можно было сдать на металлолом, срезали. А все остальное так в море и осталось…

В Приморье по крайней мере 26 затопленных судов имеют конкретных собственников. И иногда эти собственники берут ответственность за свое имущество. Летом прошлого года завод “Аскона” по представлению прокуратуры поднял из залива Находка эсминец. А летом 2019-го центр морской биологии ДВО РАН вытащил свое научно-исследовательское судно “Владимир Касьянов”, затонувшее в границах Дальневосточного морского заповедника. Но об активной работе по подъему “утопленников” у берегов Приморья практически не слышно. Впрочем, этому есть свое объяснение. Дальневосточная транспортная прокуратура выдвигает требования утилизировать хлам на дне, если он мешает судоходству в границах морских портов, а природоохранная – если от затонувшего корабля есть угроза природе. Если нет ни того, ни другого – флот спокойно лежит на дне.

– Все верно, у нас глубокая прибрежная линия. Точно знаю, что на входе в бухту Улисс есть затонувшее судно, но стоит знак, и все это место обходят, не было случая, чтобы кто-то зацепился. Собственно, потому и не поднимают, что не мешает. У мыса Житкова на отмели – старый японский “утопленник”, все про него знают, а задевают лишь новички. В бухте Труда было кладбище примерно из 45 кораблей, но она ж несудоходная. К тому же здесь коммерческая структура сейчас достает эти плавсредства, разрезает их. Но вообще необязательно поднимать все затонувшие суда, – считает руководитель секции подводных исследований Общества изучения Амурского края Алексей Кондратюк.

Это распространенное мнение в Приморье: ликвидировать следует только то, что мешает судоходству. То же, что лежит глубоко, представляет собой искусственный риф, обросло слоем водорослей, раковинами моллюсков и уже даже активно очищает воду от взвешенных частиц, растворенной органики. Не стоит поднимать также корабли, ставшие объектами подводного туризма, и те, которые можно считать братскими могилами.

Тем не менее в рамках генеральной уборки в морских акваториях всего из прибрежных мест в ДФО планируют поднять больше 200 затонувших судов.



Источник Рoccийскaя гaзетa

Нужны юридические услуги от профессиональных юристов и адвокатов в Перми , юридическая компания Юрист Пермь ( https://permyurist.ru ) – окажет вам квалифицированную помощь практический по любому юридическому вопросу.
Звоните +79582401708