Правительственная комиссия по законопроектной деятельности рассмотрела законопроект, усиливающий систему наказания за нарушения при банкротстве финансовых организаций, например, тайный увод активов банка. При этом номинальные руководители банков – своего рода зиц-председатели Фунты – получат возможность избежать тюрьмы, если выдадут истинных владельцев бизнеса.

Председатель Комиссии Ассоциации юристов России по правовым проблемам несостоятельности (банкротства) Наталья Федотова отметила, что подготовленный проект поправок в Уголовный кодекс направлен на борьбу с недобросовестными действиями при банкротстве.

“Сегодня большую проблему для экономики представляют ситуации, когда процедура банкротства используется для ухода от обязательств. Например, имущество может скрываться, а бухгалтерия фальсифицироваться. Нередко руководители предприятий умышленно доводят свою организацию до формальных признаков банкротства, а материальные ценности впоследствии тайно переводят в подконтрольные фирмы”, – рассказала Наталья Федотова.

Она подчеркнула, что в Уголовном кодексе есть статьи, наказывающие за подобные действия.

“Так, статья 195 УК предусматривает санкции за неправомерные действия при банкротстве: сокрытие имущества, неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов, незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего и т.п. Статья 196 УК наказывает за преднамеренное банкротство, которым кредиторам причинен крупный ущерб. Однако практика по ним минимальна. По данным Судебного департамента при Верховном суде России, по статье 195 за шесть месяцев этого года были осуждены четыре человека, по статье 196 – 11 человек. В 2019 году по статье 195 осуждены 13 человек, по статье 196 УК – 29 человек”, – отметила Наталья Федотова.

При этом процедура банкротства на практике весьма распространена.

Наталья Федотова рассказала, что в 2019 году в арбитражные суды поступило 146,4 тысячи заявлений о признании должника банкротом. По 80,9 тысячи дел принято решение о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства или о введении реализации имущества. По 12,3 тысячи дел банкротами признаны юридические лица, по 68,6 тысячи дел – граждане и индивидуальные предприниматели. В 70% завершенных процедур отсутствует погашение задолженности перед кредиторами. Далеко не всегда это вызвано недобросовестными действиями должника.

“Преступления, предусмотренные статьей 195, относятся к преступлениям небольшой тяжести, что не позволяет правоохранительным органам проводить полноценные оперативно-розыскные мероприятия. Более того, срок давности по таким преступлениям составляет два года. Учитывая, что сами по себе процедуры банкротства занимают длительное время, этого срока оказывается недостаточно для проведения разбирательства по уголовному делу”, – пояснила Наталья Федотова.

Кроме того, как отметила Наталья Федотова, на рассмотрении в Государственной Думе находится законопроект о внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных механизмов противодействия преступлениям, связанным с банкротством кредитной или иной финансовой организации.

“Предлагается дополнить Уголовный кодекс Российской Федерации новыми статьями 195.1, 196.1 и 197.1, содержащими как формальные, так и материальные составы преступлений за неправомерные действия при банкротстве кредитных организаций, страховых организаций или негосударственных пенсионных фондов”, – сообщила Наталья Федотова.

Подготовленные же сейчас поправки предлагают дополнить статью 195 новой частью, вводящей усиленное наказание за неправомерные действия при банкротстве, совершенные с использованием служебного положения, а равно лицом, контролирующим должника.

“Санкции предусматривают, помимо прочего, лишение свободы от трех до четырех лет. Данное преступление будет отнесено к преступлениям средней тяжести. Это позволит правоохранительным органам проводить полный спектр оперативно-розыскных мероприятий, а также увеличить срок давности привлечения к уголовной ответственности до шести лет. Надо подчеркнуть, что тяжесть увеличивается не для всей статьи, а для предлагаемого состава преступления”, – объяснила Наталья Федотова.

Также проект предусматривает повышенные меры ответственности по статьям 195 и 196 УК, если преступление совершено с использованием служебного положения или группой лиц по предварительному сговору.

“Кроме того, предлагаемые нормы помогут выявлять лиц, контролирующих должника, но остающихся за кадром. В частности, номинальные руководители организации могут быть освобождены от уголовной ответственности, если помогут следствию выявить истинных выгодоприобретателей”, – резюмировала Наталья Федотова.

В свою очередь, генеральный директор “Первой Юридической Сети” Виталий Пономаренко полагает, что действующее законодательство о банкротстве и уголовный закон уже имеют достаточно инструментов для привлечения к ответственности лиц, совершающих недобросовестные действия в процессе банкротства.

“Так, и выявление подозрительных сделок и их оспаривание, и установление признаков преднамеренного или фиктивного банкротства, и привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих лиц – все это, на мой взгляд, успешно решается на практике в рамках банкротных производств в судах”, полагает он.



Источник

Нужны юридические услуги от профессиональных юристов и адвокатов в Перми , юридическая компания Юрист Пермь ( https://permyurist.ru ) – окажет вам квалифицированную помощь практический по любому юридическому вопросу.
Звоните +79582401708