Правительство России утвердило госпрограмму социально-экономического развития Арктической зоны. Одна из важнейших подпрограмм, предусматривающая создание условий для устойчивого развития макрорегиона, прописана тезисно. Ее смысловым содержанием станет нормативно-правовая база, в которой будут урегулированы нюансы жизни, деятельности и взаимодействия в Арктике людей, этносов, предприятий и государства. О своем видении основных направлений, над чем необходимо поработать законодателям, “РГ” рассказал председатель Ил Тумэна (Госсобрания) Якутии Петр Гоголев.

Петр Васильевич, почему, на ваш взгляд, для Арктической зоны страны надо формировать отдельную нормативно-правовую базу?

Петр Гоголев: Это совершенно особый макрорегион с экстремальными условиями. Неслучайно в Арктике, составляющей почти 30 процентов территории страны, проживает всего 1,7 процента населения России. В нормативном плане все субъекты Федерации равны, но фактически арктические регионы находятся в специфических условиях в силу объективных особенностей: природных, климатических, географических, демографических. Поэтому нужна система мер, учитывающих и устраняющих неравенство.

В чем конкретно оно заключается?

Петр Гоголев: Ключевая проблема общесистемного характера – внеэкономическое северное удорожание хозяйствования и жизнедеятельности в его наиболее экстремальной форме. Это проявляется практически во всех сферах. Для Арктики характерны отсутствие развитой транспортной инфраструктуры и высокие издержки энергообеспечения. Отсюда идут резко выраженные неравные конкурентные условия для бизнеса, сокращение объемов производства отраслей экономики, упадок традиционных видов хозяйственной деятельности, а также некомфортные в сравнении с другими регионами условия проживания для населения.

Вы считаете, что эти проблемы можно решить путем принятия норм и правил?

Петр Гоголев: На мой взгляд, действующие документы стратегического планирования не предусматривают решение проблем внеэкономического удорожания. Арктика рассматривается лишь в призме освоения минерально-сырьевых центров (преимущественно вахтовым методом), обустройства Севморпути и обслуживающих его населенных пунктов. Планы по ее развитию на практике сводятся к перечню мероприятий и сумм в рамках отраслевых программ и проектов. Но в отраслевых-то ведомствах сохраняются общие подходы, не учитывающие специфику особых территорий и не позволяющие обеспечить достойное качество и уровень жизни на Севере. При таком раскладе стратегия развития макрорегиона может в большей степени оказаться декларативным документом.

Наверное, мы подошли к главному. Что, по-вашему, надо менять в подходах к Арктике?

Петр Гоголев: В центре государственной стратегии должен быть человек, а не хозяйственное освоение территории. Во-первых, необходимо обеспечить безусловное доведение транспортных тарифов (в первую очередь топливной составляющей) и тарифов на энергоресурсы до среднероссийского уровня. Надо развивать транспортную инфраструктуру. У нас в Якутии, к примеру, лишь девять аэропортов из 33-х имеют искусственное покрытие взлетно-посадочных полос. Одно только это уже приводит к транспортной дискриминации жителей Севера из-за инфраструктурных ограничений авиации, которая здесь является безальтернативным видом транспорта.

Арктика – особый макрорегион с экстремальными условиями. В нем, составляющем почти 30 процентов территории страны, проживает всего 1,7 процента населения России

Второе – северный завоз, благодаря которому живут 25 субъектов страны, в том числе почти весь Дальний Восток. При таких масштабах централизованная система его планирования, которая учитывала бы потребности регионов, отсутствует. Не урегулированы порядок взаимодействия участников, механизмы финансирования, распределение ответственности и полномочий между федеральным центром, регионами и организациями. Для решения этих проблем необходим федеральный закон о досрочном завозе продукции в районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности.

Если качественно поработать хотя бы над двумя этими направлениями, уровень жизни на Севере значительно повысится. А вообще проблем, требующих внимания законодателей, в Арктике значительно больше. Они касаются не только местного населения, но и вахтовых работников, на которых делают ставку промышленные компании.

Но для вахтовиков существует Трудовой кодекс РФ. Разве этого недостаточно?

Петр Гоголев: Конечно, нет. Кодекс регулирует трудовые отношения, а жизнь вахтовых поселков – белое пятно в законодательстве. Это чревато серьезными последствиями. К примеру, в прошлом году, когда на Чаяндинском месторождении произошла вспышка коронавирусной инфекции, оказалось, что там некому организовать противоэпидемические мероприятия среди десяти тысяч вахтовиков.

Нужен федеральный закон, определяющий статус вахтовых поселков в административно-территориальном устройстве региона, обязывающий предприятия по соглашению с субъектами Федерации и органами местного самоуправления принимать условия обслуживания таких поселений, в том числе предоставление медицинских и социально-бытовых услуг. Речь идет об огромном числе людей. Из 1,4 миллиона человек, занятых в экономике арктического макрорегиона, 208 тысяч (15 процентов!) трудятся вахтовым методом. И их будет еще больше. Они работают по ТК, а живут по правилам, установленным работодателем. Так не должно быть.



Источник Рoccийскaя гaзетa

Нужны юридические услуги от профессиональных юристов и адвокатов в Перми , юридическая компания Юрист Пермь ( https://permyurist.ru ) – окажет вам квалифицированную помощь практический по любому юридическому вопросу.
Звоните +79582401708